Главная

О НАС    ПРАВОСЛАВНЫЕ НОВОСТИ РЕГИОНА     РЕЛИГИОЗНЫЕ НОВОСТИ

ГАЗЕТА "СПАС"    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ    РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ОТДЕЛЫ  
ДУХОВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ  
КОММЕНТАРИИ К БИБЛИИ  
ПРАВОСЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА  
ФОТОЛЕТОПИСЬ  
ПОЧТОВАЯ РАССЫЛКА  
ХРАМЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ЕПАРХИИ  
ОПРОСНИК  
КАРТА САЙТА  
АРХИВ НОВОСТЕЙ  
ВИДЕОАРХИВ  
ВНЕСТИ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ХРАМ  

 
ПОИСК
ПО САЙТУ
 
 
РЕКОМЕНДУЕМ

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православие.Ru

Фома-Центр / журнал Фома

Электронная библиотека


НАШ БАННЕР

 

ГАЗЕТА "СПАС"

 
   
 

 

№8 (41) август

ИНТЕРЕСНЫЙ РАЗГОВОР 

 

Сердце сокрушенно и смиренно

 

Многие наши соотечественники "родом из СССР", то есть с детства были оторваны от отеческой веры и Церкви. Многие из них только в зрелом возрасте обретают для себя истинный смыл жизни. Как это случается? С какими искушениями сталкивается только-только уверовавший человек и как их преодолеть? Наш корреспондент продолжает разговор об этом с православной туркменкой, учительницей математики средней школы поселка Рыбачий Зеленоградского района Калининградской области Екатериной Андовной Чинчик.

 

Окончание. Начало в № 7 (40) июль 2007 г.

Екатерина Андовна Чинчик Екатерина Андовна, Вы начали рассказ о том, какие уроки вынесли из женского монастыря в Изобильном.
— Можно, я сначала расскажу, какие уроки вынесла по дороге в монастырь? Я добиралась через Полесск, опоздала на единственный автобус, который ходит до Изобильного, часть дороги преодолела на попутках и дальше решила идти пешком, одна. Спрашиваю у местных жителей: "Далеко ли до монастыря?" — "Да нет, — говорят, — километров шесть".
Ну, думаю, часа за полтора дойду, а на часах 13.00. Июль, жара, иду-иду, иду-иду, уже и полтора часа, и два, чувствую, шесть километров давно позади, а конца не видно. Ни людей, ни машин, спросить не у кого, и все лес, лес, лес…
— Это называется "русская верста с гаком". Как известно, "гак" во много раз больше версты.
— Примерно так и было. Что удивительно, я так давно собиралась в монастырь, желание было таким сильным и безотчетным, так хотелось туда попасть и получить ответы на свои вопросы, что на многочисленных развилках ни разу не ошиблась, хотя там не было ни одного указателя. Послушница Людмила, с которой мы прожили в монастыре неделю и с которой до сих пор дружим, приехала туда на машине. Оказывается, они с мужем долго плутали и путали дорогу, то в один тупик попадали, то в другой. А меня словно кто вел по прямой линии за руку, я словно на крыльях туда долетела.
— Чудеса, да и только.
— Это еще не все. Представьте себе: июль, жара, усталость, страшный лес… Часто думала: хоть бы кто подвез. Садилась отдохнуть, молилась, и наконец вот какие мысли стали приходить в голову: "Уже столько прошла, почти дошла, хоть бы не было ни одной машины, не хочу подъезжать, хочу дойти. Немного осталось…"
Я так была счастлива, что дошла! Уверена, что первое впечатление при виде монастыря у тех, кто приехал, намного отличается от впечатления тех, кто пришел пешком, хотя перед глазами одно и то же видение — удивительной красоты усадьба с колоннами… озеро… мосток… Какой чудесный подарок в конце пути! Спасибо Тебе, Господи! Кстати, я поспела к вечерней службе.
— Уверена, что на этом чудеса не кончились.
— Конечно, не кончились. Слушайте дальше. Батюшка Андрей меня спрашивает: "Как же это Вы, Катерина, дошли? И серых волков не испугались?" — "Каких еще волков?!" Оказывается, я шла через лес, полный зверей. Да если бы я знала, ни за что бы не пошла пешком одна! Батюшка меня успокоил: в это время года они не опасны. Вот такая история!
И это еще не все.

Многое в монастыре для меня было откровением
На вечерней службе я впервые услышала акафист иконе Божией Матери "Троеручица". Дело в том, что меня давно заинтересовала эта икона и ее путь, но я никак не могла ее увидеть, и трудно было представить, что же на ней изображено, где же третья рука? Я искала ее в храмах всей области, даже в Багратионовск ездила… Она не выходила у меня из головы, я постоянно о ней думала. Почему? Неизвестно…
И вдруг такая встреча: я пришла в монастырь как раз 10 июля, накануне дня памяти иконы! Когда я вернулась в Рыбачий и рассказала эту удивительную историю, выяснилось, что "Троеручица" давно висит в нашем храме! Представляете? Список с иконы был у тети Антонины, но он был такой старый, что никто не знал, что на нем изображено. И вдруг икона начала медленно, но верно светлеть, изображение прояснилось, и тетя Антонина отнесла ее батюшке. Отец Евгений повесил ее не в центральной части храма, поэтому о ней мало кто знал.
— Скорее всего, у этой истории должно быть продолжение.
— Очень надеюсь на это.
Так что же все-таки было в монастыре?
— Как я теперь это только начинаю понимать, меня учили смирению. Мне даже говорили об этом прямо, но я ничего не слышала и не видела. Словно глухая была и слепая. Монахиня Марфа… она произвела на меня неизгладимое впечатление. Удивительно, сколько у нее было терпения возиться со мной, выслушивать. Она мне все время приговаривала: "Нет в тебе смирения. Нет смирения…"
Многое в монастыре для меня было откровением. Мне бы задуматься, мотать на ус. Нет! Я спорила с Марфой, горячилась, доказывала свое: "Как это так, на первом месте у вас послушание, а потом только служба!? Это что, колхоз или монастырь? Зачем у вас тут хозяйство — коровы, куры, пасека? Вы что, службы пропускаете, получается? Как это так, на службе вас не было?" — и продолжала свое талдычить: ту-ту-ту-ту-ту…
Марфа никогда не поучала, она терпеливо, ненавязчиво вдруг расскажет какую-нибудь историю из жития святых. Потом уже я стала обращать внимание на это в трудах святых отцов: действительно, сначала — послушание.
Или вот такой случай. В монастыре в то время был ремонт, и послушницы трапезничали вместе с монахинями. Последние, конечно, кушали молча, а я — сейчас думаю: как я могла себя так вести, не понимаю! — все время разговаривала. Никто мне не делал замечания, только Марфа. Она всегда мне все говорила в глаза, показывала мои промахи и недостатки, спасибо ей большое. Вот и в тот момент говорит тихо так, чтобы никто не слышал: "Ты видишь, мы все молчим? Ты отвлекаешь нас от молитвы".
Мне бы услышать ее. Понять, что она говорит. Помолчать. Нет! Я в ответ: "Как это? Вы молитесь во время еды? Разве так можно?.. "
Мы все время с ней спорили.
Впечатлений от посещения монастыря мне потом хватило на целый год
Я чувствовала, что она задела меня за живое, по-настоящему, она "учуяла" меня. Сейчас я понимаю, что сделать это было не-сложно, все мои проблемы — а сводились они к одной, главной: гордыне — лежали на поверхности. А мне так хотелось ей понравиться.
— Чтобы Марфа перестала критиковать?
— Не то чтобы перестала… Чтобы она во мне нашла наконец что-то, за что меня можно похвалить, оценить. Вон, другим послушницам ведь не делали таких замечаний, только у меня все было не так, все не то. Теперь только понимаю, что это было уже любоискание — другой мой грех…
— Что же все-таки было после монастыря?
— Были очень серьезные уроки смирения, особенно запомнились те, что пришлись на время Великого поста. Как известно, лукавый искушает нас особенно во время поста.
Начну рассказ с того, что большинство учителей и преподавателей, и я не исключение, разговаривают как с детьми, так и со взрослыми особенным, менторским тоном, не терпящим возражения. Мы не задумываемся, не замечаем, как этот тон и наши слова порой обижают людей, но они терпят нас из уважения к учителю.
— Тем более педагогам постоянно приходится разбирать спорные ситуации, вмешиваться в сложные отношения между детьми, становиться судьей, разнимать, увещевать, назидать. Считается, что за педагогом последнее слово в этих спорах.
— Раньше ведь я об этом не задумывалась, считала, что так положено учителю, но православный педагог — это совершенно другой человек. Помню, батюшка Александр из зеленоградского храма мне сказал: "Почему Вы считаете, что человеку надо было это сказать?" — "Ну, я же правду сказала!" — "Вы уверены, что говорите правду? Вы не думаете, что это самовозношение? Вы имеет право учить и указывать, как надо поступать?"
Думаю, профессия отложила отпечаток на мой характер: да, я возносилась, не осознавая того. И вдруг попадаю в ситуацию, где не я, учитель, делаю замечание, а мне делают замечание!
— Неужели была буря?
— Еще какая! Ну, вот что это такое?! Вроде бы все понимала, а не могла остановиться. Много лет я пою в хоре нашего храма в честь преподобного Сергия Радонежского. У нас замечательный регент — матушка Анна. Однажды на репетиции она сделала мне замечание. Вы представить себе не можете, как я вышла из себя! Убежала с репетиции, и… начались мои мучения и упрямства. Вплоть до того, что прихожу на службу, а на клирос не иду. Стою так в одиночестве одно воскресенье, другое. А тут еще страх панический родился: вдруг я приду, а матушка скажет: "Чего пришла, мы и без тебя обойдемся"? Знаю, что никогда такого не будет, а боюсь. Вот как гордыня меня мучила, вот как лукавый порадовался. Женщины из хора мне говорят: "Катя, ну что ты, надо прийти, некому же петь!" А я не иду.
— Вы же не могли не говорить об этом на исповеди?
— Конечно, говорила. Отец Евгений сказал: "Надо уметь смиряться, это испытание, искушение. У Вас послушание, Вы не имеете права уходить с клироса". Неужели я подсознательно ждала, когда матушка Анна придет и начнет меня уговаривать? Вот как меня "крутило"!
Великий пост, Вербное воскресенье, в храме праздничная служба, а я на море. Хожу по берегу, плачу горючими слезами, хочу быть на службе… Молюсь, молюсь. Наконец решаюсь: сегодня поднимусь. Ничего страшного, чего я боюсь?
Прихожу. Какая была ласковая встреча, все так обрадовались! Матушка Анна, оказывается, страдала так же, как и я. Мы так измучили друг друга…
Кажется, никогда в жизни я так не страдала и не была так одинока. Ведь это моя вера, Церковь, наш храм, община, батюшка Евгений, матушка Анна, мой любимый хор — я уже не представляю себе жизни без этого!
Как монахиня Марфа и говорила, впечатлений от посещения монастыря мне потом хватило на целый год. Даже на два — это столько времени я уже не была там. И до сих пор этим живу, меня тянет туда опять. "Нет в тебе смирения. Нет смирения…" Так она говорила. Изменилась ли я? Что она теперь скажет?.. Похвалит меня? Ой, кажется, это любоискание… Ну вот, опять… Господи, помоги!

 

Людмила Козельцева

Что делать, когда молитва нейдет на ум? Если это домашняя молитва, то можно немножко - на несколько минут отложить ея... Если и после нейдет... нудьте себя исполнить молитвенное правило насильственно, напрягаясь и понимать глаголимое и чувствовать... похоже на то, как, когда дитя не хочет поклониться, его берут за чуб и нагинают.

 

Св. Феофан Затворник

 

НАШ ОПРОС

Если бы Господь пришел в мир сегодня, о чем бы вы Его спросили?

8%
[233]

4%
[131]

70%
[2051]

16%
[476]

Всего проголосовало:
2891 человек

Почему существует зло?
Когда наступит Конец Света?
Мне не о чем особенно спрашивать. Важнее попросить о прощении своих грехов
Как же выполнить все то, что Он нам заповедал?

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Задать вопрос

 

КАЛЕНДАРЬ
церковный православный
и памятных дат
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
             
             
             
             
             
             

 

ФОТОЛЕТОПИСЬ

Фото 2

 

ХРАМЫ ЕПАРХИИ
интерактивная карта
 

главная  |  о нас  |  православные новости региона  |  газета "спас"  |  вопросы и ответы

духовные размышления  |  комментарии к библии  |  православная библиотека  |  фотолетопись  |  радиопрограмма "спас"

почтовая рассылка  |  храмы калининградской епархии  |  епархиальное управление и отделы  |  архив новостей  |  образовательный мультисловарь

Видеоархив  |  Внести пожертвование на храм

Rambler's Top100

E-mail: ubrus@inbox.ru

© 2005-2029 www.ubrus.org

При любом использовании материалов и новостей данного сайта, гиперссылка (hyperlink) на www.ubrus.org обязательна.