Главная

О НАС    ПРАВОСЛАВНЫЕ НОВОСТИ РЕГИОНА     РЕЛИГИОЗНЫЕ НОВОСТИ

ГАЗЕТА "СПАС"    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ    РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ОТДЕЛЫ  
ДУХОВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ  
КОММЕНТАРИИ К БИБЛИИ  
ПРАВОСЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА  
ФОТОЛЕТОПИСЬ  
ПОЧТОВАЯ РАССЫЛКА  
ХРАМЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ЕПАРХИИ  
ОПРОСНИК  
КАРТА САЙТА  
АРХИВ НОВОСТЕЙ  
ВИДЕОАРХИВ  
СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ  

 
ПОИСК
ПО САЙТУ
 
 
РЕКОМЕНДУЕМ

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православие.Ru

Фома-Центр / журнал Фома

Электронная библиотека


НАШ БАННЕР

 

ГАЗЕТА "СПАС"

 
   
 

 

№8 (17) август

АРХИПАСТЫРЬ 

 

"СВОБОДА БЕЗ НРАВСТВЕННОСТИ - ЭТО ОПАСНАЯ ШТУКА"

 

Интервью телепрограмме "Вести. Подробности" от 05.05.2005г. Ведущий Дмитрий Киселев.

 

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл- Владыка Кирилл, Вы недавно побывали с визитом в Ватикане, где лично встречались с новым Папой Римским Бенедиктом XVI. Какое впечатление произвел на Вас этот человек? Хотя Вы, кажется, и раньше были с ним знакомы - еще в те времена, когда он не считался непогрешимым?


- Если говорить, так сказать, о "сухом остатке", то впечатление хорошее. Ново-избранный Папа Римский относится к числу выдающихся богословов. Думаю, что на протяжении последних 100-150 лет богослова такого уровня не было на Папском престоле. И в этом смысле мы имеем дело, конечно, с явлением особенным, выдающимся. Папа обладает совершенно самостоятельным богословским мышлением, он независим в этом своем мышлении. И это чрезвычайно важно, ибо у этого человека есть свои собственные, хорошо обоснованные богослов-ские взгляды, в том числе и на отношение к Востоку, и на отношение к Православной Церкви.

- Но это еще не означает объединения?

- Я полагаю, что у Папы положительное отношение к идее развития отношений Православной и Католической Церквей. И, как мне кажется, мы имели возможность прикоснуться к самому важному вопросу: где и как такое сотрудничество и взаимодействие сегодня могли бы осуществляться.


-Так где и каким образом?

- Я полагаю, что самой главной проблемой сегодня и для католиков, и для православных, и вообще для христиан, которые остаются верными своей религиозной традиции, является тема вытеснения традиционных и религиозных ценностей из жизни современного общества.


Если мы возьмем западноевропейскую цивилизацию в контексте объединяющейся Европы, то увидим, что там практически не оставлено места для религиозных ценностей. Человек может быть верующим, и его никто не будет притеснять, никто не будет дискриминировать по религиозному принципу. Но само общество задает такие условия жизни и деятельности этого человека, что религиозную мотивацию его поступки могут обретать только в сфере личной, в лучшем случае, семейной жизни. Ибо современным обществом не приветствуется религиозная мотивация в профессиональной деятельности, в политическом выборе, в области экономики и так далее. Это означает, что постепенно, но реально христианские ценности маргинализуются в европейском обществе. И это очень ясно понимает Католическая Церковь, понимаем это и мы.


- Видимо, отчасти поэтому Франция проголосовала против, провалив проект Европейской Конституции, где не было упоминания о христианских ценностях как основе европейской цивилизации. Вы, кажется, даже на-правляли в Европу специальные послания по этому поводу, и, в общем, Вас услышал скорее французский народ, нежели руководство Европейского Союза.

-Я думаю, что самый главный вопрос для Европы сегодня - это вопрос ценностей. Во имя чего объединяются ее страны? Замечательную фразу произнесла руководитель германской партии ХДС госпожа Анжела Мергеле во время нашей встречи. Она сказала, что в Германии начинают понимать, что есть некий предел потребитель-ских возможностей человека, некий предел роста. Немцы сегодня уже живут так, что лучше жить практически невозможно. Дальше некуда. Дальше - уже вопрос истощения ресурсов. В связи с этим в повестку дня встают очень серьезные проблемы. Исходя из этого, собеседница формулирует насущную задачу: каков должен быть сегодня призыв к нации? Каково должно быть политическое послание к народу, который не может жить материально лучше, чем он живет? И поневоле возникает тема духовных ценностей. Итак, объединяется Европа. Но ведь немцы и так хорошо живут, и англичане неплохо, и французы. Если вы выдвигаете сугубо экономический лозунг во имя идеи общего рынка, интенсификации обмена информацией, облегчения перемещения капитала, то людей это не убеждает. Это никуда их не зовет.

Христианская мораль не может жить в отрыве от религиозной веры


- В таком случае, если определена некая общая духовная основа, то можно ли говорить, что отношения с Ватиканом сейчас становятся более динамичными?


- Я полагаю, что у нас, по крайней мере, есть ясная цель, понимание того, как мы должны строить сотрудничество. В первую очередь, это совместное свидетельство о христианских ценностях в Европе и в мире. Я полагаю, что к этому сотрудничеству мы будем привлекать интеллектуальный потенциал не только Церкви, но и общества. У нас есть планы, связанные с проведением крупной конференции, по всей вероятности, в Вене. И думаю, что наше совместное свидетельство будет достаточно впечатляющим.

- Вы вроде бы нашли духовную основу, но остаются традиционные разногласия. Например, то, что Ватикан называет миссионерством, а Русская Церковь именует прозелитизмом, то есть "похищением душ". Однако в своей первой проповеди за пределами Ватикана Папа Римский заявил буквально следующее: в начале третьего тысячелетия Церковь вновь с особой ясностью осознает, что миссионер-ский мандат Христа как никогда акту-ален. Это останется пунктом противоречия?

- Это и наш вопрос к Католической Церкви. Мы тоже считаем, что миссионер-ский мандат сегодня является приоритетным. Если Церковь отказывается от миссии, то она перестает быть Церковью. Но при этом возникает вопрос: а зачем же вести миссию друг против друга? Зачем нужно устраивать соревнование в деле свидетельства о Христе, зачем истощать в таком соперничестве свои и чужие ресурсы, зачем создавать конфликтную ситуацию, зачем приводить в смущение людей, которые с одинаковым уважением относятся и к Католической Церкви, и к Православной Церкви? Мы считаем, что миссия не может быть полем для соревнования между Церквами Востока и Запада. Мы должны искать возможности совместного подхода, в том числе и к миссионерской теме. Ибо миссия категорически не может сопровождаться тем, что вы назвали прозелитизмом. Потому что прозелитизм приводит к глубочайшему разочарованию, к потере доверия, к невозможности сотрудничества.


- Ну хорошо, если миссионерство столь важно, то как обстоят дела с миссионерством в самой Русской Церкви? Многие считают, что наша Церковь замкнулась в своих храмах.

- Некоторые считают так, а некоторые считают иначе. Например, что мы слишком сильно развернулись. Я недавно имел возможность встретиться с протестантскими руководителями, послушал их выступления, и у меня создалось такое впечатление, что Русская Церковь в их сознании - такая доминирующая сила, которая настолько далеко вышла из пределов своих храмов, такое колоссальное влияние оказывает на общество, что неправославным в этом обществе уже вроде как не очень и место-то находится. Как одна, так и другая позиции далеки от истины. Православие, конечно, вышло за церковную ограду. Но его утверждение в народной жизни еще не столь, может быть, активно, как этого ожидали бы многие в нашем обществе. И, может быть, не столь еще энергично, как это было бы необходимо. Но первые шаги уже сделаны. Я думаю, то обстоятельство, что мы с Вами сидим в этой студии, - тоже некая часть этого нового подхода.


- Без сомнения. Но вот все-таки о каком общественном влиянии Русской Церкви можно говорить, если православные - против абортов, а в России делается два миллиона абортов в год? То есть по этому показателю, и притом на фоне демографического спада, мы чуть ли не впереди планеты всей. В чем здесь дело?

Если Церковь отказывается от миссии, то она перестает быть Церковью

- Да в том-то и дело, что в тяжелейшем прошлом. И на это тяжелейшее наше прошлое, прямо скажем, безбожное прошлое, наслаиваются новые проблемы и новые вызовы, связанные с бездуховностью человека, с потерей им нравственных ориентиров. Если угодно, можно откровенно сказать, проблема нравственности, проблема отношений между полами - это кричащая проблема в нашем обществе. Перед нами стоят проблемы разрушения семьи и сокращения рождаемости не потому, что мы бедные. Бедность не является причиной сокращения рождаемости. Африка, Азия, Латинская Америка, да и дореволюционная Россия тому примеры. Совершенно очевидно, что люди не заводят детей по другим соображениям. Мы перестаем быть способными на жертву. Мы перестаем быть способными себя другому отдать: пожертвовать своим временем, своими доходами, своим отпуском, своим комфортом. Гораздо комфортнее, если у тебя один ребенок, а может быть, когда и вовсе нету детей, совсем комфортно. И люди предаются этому необременительному наслаждению жизнью...

- Вы хотели сказать - гедонизму?

- Да, но не имел в виду употреблять это резкое слово. Так вот, люди предаются наслаждениям жизни, игнорируя свои очень важные обязанности по отношению к Богу и друг к другу.


- Вот Вы говорите о тяжелом прошлом. Ну, а как вам такая парадоксальная мысль, высказанная философом и социологом Александром Ципко, который, кстати, очень высоко оценил в своей рецензии Вашу книгу "Слово пастыря". И вот что он говорит вот по поводу этого прошлого: "В советское время, во времена государственного атеизма в целом, моральная и духовная атмосфера в обществе больше способствовала формированию веры, религиозного чувства, чем нынешняя поистине свободная, свободная от всего Россия. Совести в старой советской России все же было больше". Так что же, нужен теперь нам государственный атеизм?

- Нет, не надо. Но Вы знаете, ведь очень интересная вещь произошла в советское время. Ведь марксизм заимствовал христианскую мораль. И "Моральный кодекс строителя коммунизма", который мы с Вами, в отличие от многих наших телезрителей, хорошо помним, заимствовал очень многие важные христианские постулаты. Он не апеллировал к религиозной вере, потому что в основе марксизма лежат атеистические убеждения, но чисто формально мораль Коммунистической партии более или менее соответствовала тем нормам, которые проповедовала вера.


- Смелое высказывание.

- Наверное, но оно соответствует истине. Однако в чем, как выяснилось, оказалась проблема? В том, что такая мораль, которая является по сути христианской, в отрыве от религиозной веры жить не может. Поэтому все это выродилось в лицемерие и в конце концов рухнуло. Но с точки зрения формирования ценностей в обществе, да, была некая скоординированная система: школа, писатели, поэты, ученые, телевидение, - все работало в определенной системе ценностей, которые по фактическому признаку были отражением христианской системы.


- В Вашей новой книге "Слово пастыря. Бог и Человек - история спасения. Беседы о Православной вере", которая, кстати, переводится сейчас на европейские языки, Вы пишете следующее: "На наших глазах мало и худо-бедно контролируемое зло возросло, превратившись в угрозу национальной безопасности страны и будущему". Можете ли Вы расшифровать Ваше заключение, привести некоторые примеры, потому что наверняка не все прочтут столь солидный богословский текст?

- Да, может, и не надо всем читать солидные богословские тексты. Суть проблемы в следующем. В Советском Союзе очень большую роль играла дисциплина, в том числе партийная дисциплина. Если офицер разводился с женой, бросал детей, заводил какую-то подружку, то он не получал очередную звезду на погоны. То же самое и в случае с чиновником. Они понимали, что с точки зрения господствующей морали, в том числе и партийной, они должны себя держать в рамках. А затем пришла свобода. И то, что еще недавно представлялось предосудительным деянием, проступком и даже грехом, перестало считаться таковым, потом, в условиях свободы, когда человека не связывают никакой страх, никакие условности, произошла взрывная самореализация того маленького демона, который в каждом сердце живет.


- В условиях отсутствия духовности.

- В условиях отсутствия духовности и присутствия полной свободы. И это нас возвращает к той теме, которую мы уже однажды обсуждали: свобода без нравственной системы ценностей - это опасная штука.


по сообщению Службы
коммуникации ОВЦС МП
Публикуется с сокращениями

 

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл

Видал я невольно падших; и видал произвольно желающих падать, но не могущих; и я счел сих последних окаяннейшими падающих на всякий день; потому что, не имея возможности согрешить, желают злосмрадия греховнаго.

 

Св. Иоанн Лествичник

 

НАШ ОПРОС

Если бы Господь пришел в мир сегодня, о чем бы вы Его спросили?

7%
[200]

4%
[115]

71%
[1820]

16%
[407]

Всего проголосовало:
2542 человека

Почему существует зло?
Когда наступит Конец Света?
Мне не о чем особенно спрашивать. Важнее попросить о прощении своих грехов
Как же выполнить все то, что Он нам заповедал?

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Задать вопрос

 

КАЛЕНДАРЬ
церковный православный
и памятных дат
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
             
             
             
             
             
             

 

ФОТОЛЕТОПИСЬ

Фото31

 

ХРАМЫ ЕПАРХИИ
интерактивная карта
 

главная  |  о нас  |  православные новости региона  |  газета "спас"  |  вопросы и ответы

духовные размышления  |  комментарии к библии  |  православная библиотека  |  фотолетопись  |  радиопрограмма "спас"

почтовая рассылка  |  храмы калининградской епархии  |  епархиальное управление и отделы  |  архив новостей  |  образовательный мультисловарь

Видеоархив  |  Социальное проектирование

Rambler's Top100

E-mail: ubrus@inbox.ru

© 2005-2029 www.ubrus.org

При любом использовании материалов и новостей данного сайта, гиперссылка (hyperlink) на www.ubrus.org обязательна.