Главная

О НАС    ПРАВОСЛАВНЫЕ НОВОСТИ РЕГИОНА     РЕЛИГИОЗНЫЕ НОВОСТИ

ГАЗЕТА "СПАС"    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ    РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ОТДЕЛЫ  
ДУХОВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ  
КОММЕНТАРИИ К БИБЛИИ  
ПРАВОСЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА  
ФОТОЛЕТОПИСЬ  
ПОЧТОВАЯ РАССЫЛКА  
ХРАМЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ЕПАРХИИ  
ОПРОСНИК  
КАРТА САЙТА  
АРХИВ НОВОСТЕЙ  
ВИДЕОАРХИВ  
ВНЕСТИ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ХРАМ  

 
ПОИСК
ПО САЙТУ
 
 
РЕКОМЕНДУЕМ

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православие.Ru

Фома-Центр / журнал Фома

Электронная библиотека


НАШ БАННЕР

 

ГАЗЕТА "СПАС"

 
   
 

 

№3 (192) март

ИНТЕРЕСНЫЙ РАЗГОВОР 

 

«Нынешняя эпоха — достаточно драматическая»

 

«Сейчас мы находимся внутри периода уникального благоприятствования Православной Церкви со стороны российской власти, но это время небезопасно, как была небезопасна эпоха правления Константина Великого», — полагает председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви, профессор Московской духовной академии протоиерей Максим Козлов. В интервью порталу «Бизнес-Online» в канун Рождества отец Максим рассказал, есть ли конфликт поколений в Русской Православной Церкви, почему в Китае так много атеистов, следовало ли исключать Сталина из семинарии и преодолена ли «болезненная ситуация» в Казани.

 

(Продолжение. Начало в № 1 (190) январь 2020 г.)

 

— О. Максим, а как время отображается на атмосфере внутри самой Церкви? Скажем, есть ли в российском Православии конфликт поколений? Когда-то священник Александр Борисов в своей книге «Побелевшие нивы» назвал Православную Церковь 1970—80-х годов «старушечьей». Сейчас, разумеется, многое изменилось, но насколько разительно?

 

— Опишу ситуацию, как я ее вижу и помню. В Православной Церкви я с 1979 года и в этом смысле застал позднюю советскую эпоху (с пометкой на то, какой она была в Москве и крупных городах). Действительно, абсолютное большинство паствы нашей Церкви в те годы составляли женщины старше 50, а то и 60 лет. Как правило, не очень высокого уровня образования и обычно не очень значимого социального статуса, которым они обладали до выхода на пенсию. Только в больших городах и отдельных приходах это «абсолютное большинство» несколько размывалось присутствием интеллигенции, молодежи и активных групп верующих, собиравшихся вокруг священников. Но нужно понимать, что эти «белые платочки» — совсем не те, о которых говорил святитель Тихон в 1920-х годах (по слову Патриарха Московского и всея Руси Тихона, «белые платочки спасут Церковь». — Прим. ред.). Тогда это были сознательно верующие, воспитанные в церковной и семейной традиции женщины, которые, находясь в ситуации чуть меньшего преследования со стороны властей, чем мужчины, составляли видимый костяк православной паствы. Однако начиная с послевоенных лет, в особенности с эпохи хрущевских гонений на Церковь, к нам пришли поколения, выношенные вне церковной традиции, вернувшиеся в Православие в военные или первые мирные годы. Что они усвоили из обширной православной литургики? Ну, наверное, «Отче наш» и «Верую», которые обыкновенно поются на богослужениях. Эти женщины редко имели возможность читать что-то вероучительное или знакомиться с традицией, помимо того что они могли услышать на проповедях, звучавших отнюдь не в каждом храме. Церковное обучение для мирян тогда не могло носить систематического характера, поскольку не разрешалось властью.

Эта ситуация оставалась практически неизменной до конца советской эпохи. В 1990-е годы случился массовый, неконтролируемый и не вполне адекватно воспринятый приток новых людей в Церковь. Миллионы людей крестились, их них значительно меньшая часть осталась практикующими христианами (помимо посещения храма на Пасху, собственного отпевания или какой-либо другой внешней соприкосновенности). Но все же мы видим сейчас определенную тенденцию: чем крупнее город и чем выше в нем образовательный ценз жителей, тем выше там интенсивность церковной жизни и тем больше среди паствы представителей среднего поколения (необязательно молодежи) и людей разного, отнюдь не низкого социального статуса и уровня образования. В этом смысле нынешнее христианство в России больше похоже на христианство в поздней Римской империи после правления Константина, когда именно крупные города и государственно-политические центры сделались местом, где Христова вера в первую очередь утверждалась и распространялась.

Безусловно, в настоящее время большинство нашей паствы составляют неофиты, хотя я не люблю этого слова, тем более что они уже не слишком «нео». Тем не менее, это не те люди, которые являлись носителями традиции, формировавшейся на протяжении нескольких семейных поколений. На мой взгляд, одна из проблем церковной жизни сейчас заключается в том, что пришедшие в Церковь в 1990-е и нулевые годы прихожане, сами не имея традиций в семье, не обладали и опытом христианской семейной педагогики. Отсюда многочисленные прискорбные ошибки и перегибы. Сейчас первоначальная жесткость уже смягчилась, но тогда многие начинали свои опыты с полного исключения телевидения из своей жизни, с принуждения детей стоя слушать утренние и вечерние правила на церковнославянском языке, которого они не понимали, с предельно буквального соблюдения постов и пр. Повторюсь: у современных православных христиан просто не было опыта, как воспитать детей и самих себя. Он появится лишь у того поколения, которое у этих прихожан родилось и осталось в Церкви. У кого был опыт собственного церковного детства, в том числе с ошибками родителей. Вот на этих людей в значительной мере я и надеюсь в отношении будущего Церкви.

На этом пути мы набили уже много шишек — бывали и трагические ситуации, и отталкивание от Церкви через семью, потому что перегибы и «перекормы» приводили к аллергии на религиозность. Кстати, именно поэтому мы с женой никогда не отдавали наших детей в православные гимназии, считая, что достаточно храма, воскресной школы и семейного уклада. К тому же соприкосновение с реальной общественной средой в итоге оказывается для детей полезно. Да и потом: если учитель в светской школе ведет себя в некоторых случаях неправильно, ребенку это проще объяснить. Легче сказать: «Марья Ивановна — хороший человек и превосходная учительница, но то, что она сейчас говорит, совсем не так». Сказать то же самое о священнике, преподающем в православной гимназии закон Божий, несколько сложнее.

 

— Вы же сами выходец из советской семьи. Прежде чем пойти в семинарию, Вы, насколько помню, закончили МГУ…

 

— Да, я и нисколько не отделяю себя от того, что говорю. Рассказывая о выключении телевизора и «экстримах», я и себя в первую очередь обличаю. Младших детей мы воспитывали уже не так жестко. А старшим досталось от моей родительской неопытности. По милости Божией они из-за этого не ушли из Церкви. Но — досталось.

 

Если бы Сталин не оттолкнулся от христианской традиции, из него мог бы выйти хороший руководитель — и церковный, и государственный

 

— Отец Максим, в настоящее время вы председатель Учебного комитета при Священном Синоде, в вашем распоряжении — все семинарии и духовные академии России. Скажите, если бы Вы жили в Российской империи примерно сто лет назад и обладали бы такой же властью в области духовного образования, Вы бы исключили Иосифа Джугашвили из семинарии в Тифлисе?

 

— Начну издалека. Есть такой современный писатель — Денис Драгунский, сын Виктора Драгунского, тот самый Дениска из «Денискиных рассказов». Ему сейчас около 70 лет, он филолог-классик и мой коллега по кафедре в МГУ. Среди прочих его произведений есть книга, которая называется «Архитектор и монах». Она написана в жанре параллельной, альтернативной истории. В ней Гитлер становится архитектором, а Сталин — архиереем, пройдя через революционные увлечения. И вот в определенный момент они знакомятся, встречаются, и развивается сюжетная коллизия. В книге проводится мысль, что Сталин мог стать неплохим архиереем…

 

— В Тифлисской семинарии преподаватели хвалили его за превосходный певческий голос.

 

— Ну, помимо этого, у него были способности к управлению, глобальному видению и принятию стратегических решений. Если бы этот человек в свое время не оттолкнулся от христианской традиции (или если бы его не оттолкнули), а его способности к стратегическим решениям и глобальному мировоззренческому видению соединились бы с евангельской нравственностью и с памятованием о необходимости милосердия и прощения, то из Сталина мог бы выйти очень хороший руководитель — и церковный, и государственный. Потому что каждый человек предопределен Богом ко спасению — возможность вырасти до духовного уровня святого дана каждому при рождении. Мы ведь не кальвинисты, которые считают, что одни предопределены к погибели, а другие — ко спасению. Следовательно, и у Сталина были потенции, причем — к очень большому росту.

Однако чем больше дарований у человека, тем громче крушение. Вспомним того же Льва Николаевича Толстого — меру его дарований и меру мировоззренческого крушения и скудости к концу его земного пути. Так и здесь: если бы кто-то мог заранее предвидеть, в кого вырастет Иосиф Джугашвили, и при этом получил бы возможность не упустить этого человека, следовало бы положить силы лучших педагогов Русской Церкви, чтобы направить его в правильное русло. Поэтому я бы так ответил на вопрос о том, надо или не надо было исключать Сталина из семинарии.

 

— При этом мы знаем, что и Микоян, и маршал Василевский, в отличие от Сталина, закончили семинарии, но это не помешало одному стать большевистским вождем, а другому — советским полководцем.

 

— Они учились там, потому что происходили из священнических семей. Но тогдашние семинарии были совсем не те, что сейчас. Было по меньшей мере одно принципиальное различие: дореволюционная семинария являлась сословной школой, куда по факту происхождения из клерикального сословия поступали абсолютное большинство детей духовенства — как имеющих призвание, так и не обладающих таковым. Для них это был почти единственный путь к получению образования и дальнейшей социализации в обществе. Это, в свою очередь, определяло своеобразную и не совсем правильную атмосферу семинарий второй половины XIX — начала XX века. Сейчас же ситуация решительно другая: в семинарии никто и никого не загоняет, туда идут исключительно по собственному желанию (можно спорить, с какой степенью убежденности, но добровольно). Я не знаю семинаристов, которых бы загоняли в семинарию, подобное нынче и представить себе невозможно.

Валерий Береснев

Продолжение следует

По материалам: business-gazeta.ru

 

Грешащему не по нужде, трудно бывает каяться, ибо невозможно утаиться от Божией правды.

 

Св. Марк Подвижник

 

НАШ ОПРОС

Если бы Господь пришел в мир сегодня, о чем бы вы Его спросили?

7%
[213]

4%
[124]

71%
[1925]

16%
[438]

Всего проголосовало:
2700 человек

Почему существует зло?
Когда наступит Конец Света?
Мне не о чем особенно спрашивать. Важнее попросить о прощении своих грехов
Как же выполнить все то, что Он нам заповедал?

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Задать вопрос

 

КАЛЕНДАРЬ
церковный православный
и памятных дат
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
             
             
             
             
             
             

 

ФОТОЛЕТОПИСЬ

Фото17

 

ХРАМЫ ЕПАРХИИ
интерактивная карта
 

главная  |  о нас  |  православные новости региона  |  газета "спас"  |  вопросы и ответы

духовные размышления  |  комментарии к библии  |  православная библиотека  |  фотолетопись  |  радиопрограмма "спас"

почтовая рассылка  |  храмы калининградской епархии  |  епархиальное управление и отделы  |  архив новостей  |  образовательный мультисловарь

Видеоархив  |  Внести пожертвование на храм

Rambler's Top100

E-mail: ubrus@inbox.ru

© 2005-2029 www.ubrus.org

При любом использовании материалов и новостей данного сайта, гиперссылка (hyperlink) на www.ubrus.org обязательна.