Главная

О НАС    ПРАВОСЛАВНЫЕ НОВОСТИ РЕГИОНА     РЕЛИГИОЗНЫЕ НОВОСТИ

ГАЗЕТА "СПАС"    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ    РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ОТДЕЛЫ  
ДУХОВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ  
КОММЕНТАРИИ К БИБЛИИ  
ПРАВОСЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА  
ФОТОЛЕТОПИСЬ  
ПОЧТОВАЯ РАССЫЛКА  
ХРАМЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ЕПАРХИИ  
ОПРОСНИК  
КАРТА САЙТА  
АРХИВ НОВОСТЕЙ  
ВИДЕОАРХИВ  
СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ  

 
ПОИСК
ПО САЙТУ
 
 
РЕКОМЕНДУЕМ

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православие.Ru

Фома-Центр / журнал Фома

Электронная библиотека


НАШ БАННЕР

 

ГАЗЕТА "СПАС"

 
   
 

 

№11 (152) ноябрь

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ВАЖНОМ 

 

Свобода, творчество и ответственность

 

Человек XXI века — то есть мы с вами — живет в интересное, но противоречивое время, которое философами современности названо эпохой постмодерна. И, вольно или невольно, мы вынуждены находиться в информационном пространстве, сопутствующем этому странному времени — столь же непростом и нелинейном, как и породившая его среда, где ни одна идея или утверждение не имеет право на абсолютное значение. Где все относительно настолько, что порой теряет грань разумного и порождает абсурд, трудно поддающийся пониманию даже самими творцами этих идей.

 

     Но какую же роль в этом мире, переливающемся всеми цветами и красками, мире стремительно меняющихся идей и идеалов, играет культура? Как оказывается, самую непосредственную. Это можно видеть хотя бы по ряду нашумевших выставок современного искусства, прошедших в Москве на протяжении последнего десятилетия. Можно долго спорить о художественном содержании этих культурных событий, но вот обойти стороной их смысловое значение нам вряд ли удастся.

     Так где же проходит та тонкая и еле уловимая грань, которая отделяет подлинную божественную свободу — дар Творца людям — от откровенного кощунства и банальной глупости, особенно когда речь идет об использовании в культурном пространстве сюжетов, связанных с библейским откровением и имеющих тот или иной религиозный контекст?

 

Что есть свобода?

           

     Если смотреть на вещи с богословской точки зрения, то есть смотреть как христианин, то свобода — это неотъемлемая и одна из важнейших составляющих образа и подобия Божия в человеке. Без свободы человек был бы не человеком, а скорее животным с зачатками социальной самоорганизации. Но все-таки — что такое свобода? «Возможность человека к добру или злу», как писал Шеллинг? «Возможность человека к добру и злу», как переврал Шеллинга Хайдеггер по воле невнимательного немецкого издателя? «Осознанная необходимость», как полагали стоики, Спиноза и многие другие?

     Нет, все, конечно же, не так сложно. Для христиан свобода — это свобода от греха, возможность думать и поступать вопреки своей испорченной грехом и страстями человеческой природе. Христианская свобода имеет одновременно два наполнения — отрицательное и положительное. С одной стороны, свобода позволяет нам не делать того, что противно нашей совести и нравственной жизни, а с другой — она позволяет в рамках этой же нравственности оценивать наши и чужие поступки, в том числе плоды того самого творчества, о котором мы говорим. Только свободный человек может чувствовать нравственную ответственность за свой выбор, и наоборот: не чувствуя такой ответственности, человек не осознает по-настоящему свою свободу.

 

От культа к культуре

 

     Повторюсь: значение культуры в современном мире велико. При этом надо понимать, что культура — это часть отображения духовной жизни в нашем тварном мире. Она оказывает огромное влияние на жизнь людей, не меньшее, чем религия. Поэтому в советское время, например, когда религия была выдавлена из жизни общества, именно тяга к культуре считалась проявлением «духовности».

     Поэтому тут стоит привести одну известную мысль русского религиозного мыслителя отца Павла Флоренского о том, что культура происходит от «культа», то есть религии, как некое отщепление, отшелушивание от нее. Получив автономность, культура присваивает себе даже некие атрибуты культа. Хоть и делается это без его внутреннего содержания, без религиозной бытийной основы, но тем не менее она это делает, поскольку имеет корни в вере в Бога.

     Если хронологически рассмотреть путь западноевропейского искусства, то его условно можно разделить на три следующих исторических формата:

— сотериологический («сотерио» — спасение) — от Рождества Христова до начала XV века, то есть до эпохи Возрождения, когда культура выражала главную жизненную ценность ранней Церкви — праведную жизнь во Христе и поиск Царства Небесного;

— эвдемонический («эвдемония» — счастье жизни) — от эпохи раннего Ренессанса до начала XX века, когда главной жизненной ценностью становится мир человека;

— нигилистический: этот формат раскрывается в системе кардинального отрицания и пересмотра традиционных духовных и культурных ориентиров, фактически воплощая в себе ницшеанский идеал глобальной ревизии всего миропонимания.

     В качестве иллюстрации такой интерпретации современного авангарда можно привести короткую, но яркую характеристику абстрактного искусства школы Пикассо, данную в 1963 году ссыльным церковным писателем С.И. Фуделем: «Современное искусство — это не столько смена эстетических предпочтений, сколько бунт и очень глубокое богоборчество, какой-то уже не базаровский, а космический нигилизм. Точно какая-то ненависть к плоти мира, к самой материи мира все сильнее поднимается в человеке, пожелавшем своими нечистыми руками тронуть первооснову бытия, то основание, "которого, — как сказал апостол, — художник и строитель Сам Бог" (Евр 11:10)».

 

Свобода и творчество

 

     Человек не является некой марионеткой в руках Создателя, потому как от Него же наделен весьма значимой, наравне с разумом, чертой образа и подобия Божия — свободой, благодаря которой он может как приближаться всеми аспектами своей жизни (в том числе и творчеством) к своему Господу, так и удаляться от Него. А вот теперь давайте подумаем, как этот общий принцип прилагается и к культуре.

     И тут нам надо сказать, что, конечно же, свобода в христианстве никоим образом не означает сужение творчества до круга церковной или околоцерковной тематики. Художник-христианин — не тот, кто пишет пейзажи непременно с сельской церковью на заднем плане; писатель-христианин — не тот, у кого в романе или повести главным положительным действующим лицом обязательно будет священник или монах; поэт-христианин — не тот, у которого любовная лирика непременно редуцирована до воспевания Таинства брака и чистых радостей супружества. Любому будет понятно, что это скорее какой-то гротеск в отношении христианского понимания творчества и свободы в нем, но никак не христианский взгляд на искусство как таковое.

     Вообще надо сказать, что у хорошего христианского писателя открытое и ярко выраженное религиозное сюжетное наполнение, как правило, не является доминантной. Справедливости ради заметим: чтобы рассказать о Боге, произведение не всегда может даже содержать в себе Его прямое упоминание. Бывает и так, что роман кажется лишенным ярко выраженного религиозного языка даже у авторов, которые были явно религиозными людьми. Например, в фэнтезийных произведениях знаменитых христианских писателей Дж.Р.Р. Толкиена и К.С. Льюиса мы не встретим прямого упоминания о Боге, хотя сам их смысл и нравственный контекст, без сомнения, христианские. Если же брать кинематограф, то все вышесказанное во многом касается и творчества советского режиссера Андрея Тарковского.

     Бывает, что художник сам для себя пока не решил какие-то религиозные и философские вопросы, и он пишет картину. К примеру, есть такая картина М. Нестерова «Философы», на ней изображены отцы Сергий Булгаков и Павел Флоренский. Бог в ней вроде бы не присутствует, но если вдумчиво вчитаться в графический текст полотна, то можно понять, что в ней больше сказано о Боге, чем во многих других картинах.

     Иными словами, свобода в выборе тем и способов творчества для художника-христианина, безусловно, существует в полной мере, главное, чтобы все создаваемое им пробуждало в человеке нечто высокое и доброе. Даже если художник обращается к негативным сторонам человеческой жизни, искусно изображает отвратительное, это может быть оправдано, если в конечном счете заставляет воспринимающего думать о настоящем, глубоком и нравственном. Если же художник сосредоточен на прекрасном (например, на красивых девушках), а в итоге пробуждает в зрителе только похоть, говорить о христианском искусстве не приходится.

 

Денис Михалев

Окончание следует

 

Не берись обличением врачевать того, кто хвалится добродетелями, ибо один и тот же не может быть и любителем показности, и любителем истины.

 

Св. Марк Подвижник

 

НАШ ОПРОС

Если бы Господь пришел в мир сегодня, о чем бы вы Его спросили?

7%
[178]

4%
[103]

72%
[1648]

15%
[349]

Всего проголосовало:
2278 человек

Почему существует зло?
Когда наступит Конец Света?
Мне не о чем особенно спрашивать. Важнее попросить о прощении своих грехов
Как же выполнить все то, что Он нам заповедал?

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Задать вопрос

 

КАЛЕНДАРЬ
церковный православный
и памятных дат
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
             
             
             
             
             
             

 

ФОТОЛЕТОПИСЬ

Фото14

 

ХРАМЫ ЕПАРХИИ
интерактивная карта
 

главная  |  о нас  |  православные новости региона  |  газета "спас"  |  вопросы и ответы

духовные размышления  |  комментарии к библии  |  православная библиотека  |  фотолетопись  |  радиопрограмма "спас"

почтовая рассылка  |  храмы калининградской епархии  |  епархиальное управление и отделы  |  архив новостей  |  образовательный мультисловарь

Видеоархив  |  Социальное проектирование

Rambler's Top100

E-mail: ubrus@inbox.ru

© 2005-2017 www.ubrus.org

При любом использовании материалов и новостей данного сайта, гиперссылка (hyperlink) на www.ubrus.org обязательна.