Главная

О НАС    ПРАВОСЛАВНЫЕ НОВОСТИ РЕГИОНА     РЕЛИГИОЗНЫЕ НОВОСТИ

ГАЗЕТА "СПАС"    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ    РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ОТДЕЛЫ  
ДУХОВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ  
КОММЕНТАРИИ К БИБЛИИ  
ПРАВОСЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА  
ФОТОЛЕТОПИСЬ  
ПОЧТОВАЯ РАССЫЛКА  
ХРАМЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ЕПАРХИИ  
ОПРОСНИК  
КАРТА САЙТА  
АРХИВ НОВОСТЕЙ  
ВИДЕОАРХИВ  
СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ  

 
ПОИСК
ПО САЙТУ
 
 
РЕКОМЕНДУЕМ

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православие.Ru

Фома-Центр / журнал Фома

Электронная библиотека


НАШ БАННЕР

 

ГАЗЕТА "СПАС"

 
   
 

 

№6 (135) июнь

МИССИОНЕРСКАЯ СТРАНИЧКА 

 

Миссионерские труды православных братств

 

Братства возникали в Православной Церкви в наиболее трудные периоды ее истории с целью защиты Православия и объединения активных прихожан вокруг священников и епископов.

 

Предыстория и развитие

 

История братств интересна и поучительна, особенно старейших — Львовского (основано в 1439 г.) и Виленского (основано в 1458 г.), созданных для защиты от агрессии католичества и протестантизма на Западе России. Братства западных областей всегда имели миссионерскую направленность.

По примеру этих первых братств многие другие издавали книги, создавали училища, школы, христианские культурные центры; велась работа и благотворительная, и просветительская и др. В западных областях России этим братствам приходилось брать под защиту (в том числе и физическую) Православие.

Особенно активно братства начали жить и действовать начиная с 1864 года, когда Священный Синод издал правила для братств и образцы уставов. Было сформулировано, что братство — это оплот Православия, оплот обороны от католиков и протестантов. Братства должны были стать консолидирующей силой, противостоять разрушению духовных связей и разрушительным тенденциям в народе.

В 1893 году в западных губерниях Российской Империи действовало около 150 братств. В Казани в это же время братство св. Гурия имело миссионерские школы, вело большую издательскую работу. После доклада Священного Синода императору Николаю II о деятельности братств в 1914 году в Священный Синод была направлена грамота, где император говорил, что «с отрадой останавливает свой взор на деятельности православных братств, что они несли и несут достаточно большую службу отечеству, содействуют охранению православной веры, устройству доброго порядка и христианской жизни, сохраняют чад православной церкви от совращения, заботятся о воспитании юношества, об устроении семейного и общественного быта на извечных учениях Христа».

Цесаревич Алексей был почетным попечителем одного из братств — Камчатского, которое имело отделения в Петербурге, Москве, Киеве и др. городах и очень многое успело сделать всего за несколько лет.

По опубликовании этой высочайшей грамоты Священный Синод обратился к чадам Православной Церкви и особенно к членам братств (к 1914 году их насчитывалось около 700) с посланием, где отмечалась их большая работа: братства собирали средства на благотворительность, содействовали духовному просвещению, издавали миссионерские книги и журналы, создавали церковные хоры и т.д. Была высказана надежда, что братства сумеют сплотить русских людей под знаменем Церкви, что особенно важно, т.к. в обществе царит анархия, распространяются учения социализма и другие. Это обращение заканчивалось призывом защитить веру православную, оградить от совращения в раскол и неверия. Первая мировая война остановила это движение, хотя и не насовсем. В 1917 году в Российской Империи насчитывалось около 1 500 братств.

 

Камчатская миссия и Камчатское православное братство

 

О роли братств можно судить по огромным плодам деятельности Православного Камчатского Братства, возникшего в начале XX века. Благодаря его трудам началось возрождение Камчатки в начале прошлого века.

Полуострова Камчатка и Чукотка географически лежат между Якутией и Аляской. Там живут различные народности: тунгусы, эвенки, камчадалы, эскимосы, на Курильских островах — древняя народность айны. Эти народности, ведущие в основном кочевой образ жизни, постепенно учились оседлому образу жизни, возделыванию земли, выращиванию овощей и хлеба. Но если взять записи митрополита Иннокентия (Вениаминова) о путешествии по Камчатке, то мы увидим примерно то же самое, что на Аляске. Русские промышленники занимались промыслом дорогих шкур, моржового клыка, рыбы. Русские приходили туда за прибылью, местные народности оставались обездоленными. Редкие самоотверженные миссионеры и чиновники, которые пытались наладить там на православных основах жизнь, оставались в меньшинстве и не играли существенной роли.

В храмах в г. Усть-Камчатске и Петропавловске, в некоторых поселениях шла церковная жизнь, которая относилась в основном к русскому населению, а воцерковление местных жителей шло очень медленно. По своим верованиям народы Камчатки довольно близки к верованиям аляскинских и чукотских эскимосов и алеутов.

В начале XX века епископ Владивостокский и Камчатский Евсевий обратился в Священный Синод с просьбой помочь просвещению Камчатки и прислать на полуостров миссионеров. Надо отметить, что при епископе Евсевии менее чем за 30 лет в епархии возникло более ста храмов, значительно изменилась вся жизнь Православной Церкви.

Из Священного Синода в Казанскую духовную академию пришла бумага с повелением направить миссионеров на Камчатку. Бумага эта длительное время оставалась без движения. Из Казанской духовной академии пошли письма по епархиям, в частности, в Вятскую. Это письмо попало к архимандриту Андрею (Ухтомскому), у которого в это время на каникулах был студент Казанской духовной академии Анисимов, духовный сын о. Андрея, родом из Вятки. Архимандрит Андрей благословляет его ехать на Камчатку миссионером.

 

Миссионер-исповедник

 

Николай Александрович Анисимов, впоследствии митрополит Нестор (Анисимов), родился в семье военного чиновника. До его отправки на миссионерскую деятельность на Камчатку произошло его личное знакомство с о. Иоан­­ном Кронштадским, который исцелил по его просьбе смертельно больную мать. «После этого знаменательного для нашей семьи события мама прожила еще 34 года», — писал Анисимов.

Начались сборы. В Казани архиепископ Казанский Дмитрий рукоположил его в диаконы и во священники и благословил ехать на Камчатку. Молодой миссионер иеромонах Нестор (Анисимов) приехал к епископу Евсевию во Владивосток, а затем из Владивостока морем поплыл на Камчатку.

На несколько лет он целиком отдал себя камчадалам. Главное, что ему удалось, — это завоевать сердца местных народов. Он становится всем для обездоленных кочевых племен, начинает заниматься не только просвещением, но и переводами на местные языки Священного Писания и богослужения. Он ограждал этих бедных людей от всевластия чиновников, которые их обирали, от разбоя промышленников.

Кочевники жили в юртах, палатках, покрытых кожей. Он жил вместе с ними. В палатках — кожные болезни, насекомые, полное отсутствие гигиены. Он вез с собой большие запасы мази и других лекарств для лечения кожных болезней, сам лечил больных и учил пользоваться медикаментами. На Камчатке жило много прокаженных — он сделал там первый лепрозорий. Во главе этого госпиталя стояла медицинская сестра, приехавшая туда по зову о. Нестора из Петербурга, выпускница Смольного Института.

После нескольких лет трудов на Камчатке, когда он получил поддержку и признание в Петропавловске-Камчатском, во Владивостоке у владыки Евсевия, о. Нестор составил проект Устава Камчатского Братства — общественной организации, которая бы взяла на себя ответственность за жизнь камчатских народов, не только за их духовное просвещение, но и за помощь в организации жизни этих народов. Владыка Евсевий благословил о. Нестора ехать в Петербург.

И вот молодой иеромонах в столице. Он у обер-прокурора Священного Синода Лукьянова, вручает ему отчет о миссионерской деятельности и проект Камчатского Братства как способа возрождения Камчатки. Лукьянов его не слушал. Отец Нестор сделал доклад в географическом обществе, посетил духовных лиц, завел знакомства среди купечества и в аристократических кругах Петербурга, познакомился с вдовствующей Императрицей Марией Федоровной.

Наконец его вызвали на аудиенцию к императору Николаю II. В результате его проект полностью приняли, а почетное попечительство Опекунского Совета над этим братством принял на себя наследник цесаревич Алексей. Вся семья Государя Императора приняла в этом проекте живейшее участие.

О. Нестор таким образом чудом получил не только утверждение Братства на Камчатке. Отделения этого Братства открываются в Петербурге, Москве, Киеве и других городах, Начала поступать помощь, которая приобрела широкий размах. Раз в год несколько вагонов со строительными материалами, с одеждой, лекарствами, церковными принадлежностями и просто книгами шли на Дальний Восток. Средства собирались по всей России. Готовились разборные деревянные храмы, разборные здания для школ, для богадельни. Начался новый этап в жизни Камчатки.

К 1914 году на Камчатке построено 30 храмов и молитвенных домов, школы, лепрозорий, больницы, дом для престарелых, в целом готовилась большая программа духовного и развития Камчатки. Началась Первая Мировая война и еп. Нестор оказался в Москве, в Петербурге и почти два года не был на Камчатке. Он организовал медицинский поезд-госпиталь и с ним попал на фронт. Почти два года он провел на нем.

Через некоторое время о. Нестор снова в Москве. По представлению епископа Евсевия из Владивостокской была выделена отдельная епархия, и владыка Нестор стал епископом Камчатским, вторым епископом после св. Иннокентия Вениаминова.

 

Жизнь на чужбине и возвращение

 

Владыка Нестор вместе с Владыкой Евсевием — делегаты Поместного Собора в Москве. После обстрела и взятия Кремля большевиками вышла книга епископа Нестора «Расстрел Московского Кремля». Эта книга не прошла незамеченной — вскоре самоотверженный архипастырь был арестован. Некоторое время затем он жил в эмиграции в Японии, затем оказался в Маньчжурии, в Харбине, где жил до прихода Красной армии в 1945 году.

В Харбине им было создано Подворье Камчатского Братства, которое включало Дом милосердия, приют для сирот, гимназию, мастерские, юношеские организации — все то, что было необходимо для спасения русских людей в Харбине. В 1945 году архиепископ Нестор не уехал со многими русскими людьми в Америку, а остался в Харбине. Он был принят Святейшим Патриархом Алексием I и был возведен в сан митрополита, Экзарха Восточной Азии. В 1948 году он был взят и почти восемь лет отсидел в марийских лагерях. В 1956 году его освобождают, но не совсем: еще некоторое время он жил практически под домашним арестом на даче Патриарха Алексия I в Переделкино. Его направили в Новосибирск, но под усиленный надзор уполномоченного. Через некоторое время его направили исполняющим обязанности епископа Кировоградского. В 1962 году в Первой Градской больнице он скончался и был похоронен у храма в Переделкино.

 

Денис Михалев

 

Делающий добро и ищущий награды не Богу работает, а своему желанию.

 

Св. Марк Подвижник

 

НАШ ОПРОС

Если бы Господь пришел в мир сегодня, о чем бы вы Его спросили?

7%
[208]

4%
[120]

71%
[1892]

16%
[428]

Всего проголосовало:
2648 человек

Почему существует зло?
Когда наступит Конец Света?
Мне не о чем особенно спрашивать. Важнее попросить о прощении своих грехов
Как же выполнить все то, что Он нам заповедал?

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Задать вопрос

 

КАЛЕНДАРЬ
церковный православный
и памятных дат
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
             
             
             
             
             
             

 

ФОТОЛЕТОПИСЬ

Фото 2

 

ХРАМЫ ЕПАРХИИ
интерактивная карта
 

главная  |  о нас  |  православные новости региона  |  газета "спас"  |  вопросы и ответы

духовные размышления  |  комментарии к библии  |  православная библиотека  |  фотолетопись  |  радиопрограмма "спас"

почтовая рассылка  |  храмы калининградской епархии  |  епархиальное управление и отделы  |  архив новостей  |  образовательный мультисловарь

Видеоархив  |  Социальное проектирование

Rambler's Top100

E-mail: ubrus@inbox.ru

© 2005-2029 www.ubrus.org

При любом использовании материалов и новостей данного сайта, гиперссылка (hyperlink) на www.ubrus.org обязательна.