Главная

О НАС    ПРАВОСЛАВНЫЕ НОВОСТИ РЕГИОНА     РЕЛИГИОЗНЫЕ НОВОСТИ

ГАЗЕТА "СПАС"    ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ    РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

ЕПАРХИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ОТДЕЛЫ  
ДУХОВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ  
КОММЕНТАРИИ К БИБЛИИ  
ПРАВОСЛАВНАЯ БИБЛИОТЕКА  
ФОТОЛЕТОПИСЬ  
ПОЧТОВАЯ РАССЫЛКА  
ХРАМЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ЕПАРХИИ  
ОПРОСНИК  
КАРТА САЙТА  
АРХИВ НОВОСТЕЙ  
ВИДЕОАРХИВ  
СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ  

 
ПОИСК
ПО САЙТУ
 
 
РЕКОМЕНДУЕМ

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православие.Ru

Фома-Центр / журнал Фома

Электронная библиотека


НАШ БАННЕР

 

ГАЗЕТА "СПАС"

 
   
 

 

№5 (134) май

МИССИОНЕРСКАЯ СТРАНИЧКА 

 

Миссионерские съезды

 

В очередной статье, посвященной истории русской православной миссии, речь пойдет о крупной работе по обобщению накопленного ранее проповеднического опыта — первых миссионерских съездах Русской Церкви. Мы увидим, что задачи и проблемы, стоявшие перед Церковью без малого сто лет назад, имеют такую же остроту и сегодня, в XXI веке.

 

Первый миссионерский съезд в Москве (1887)

 

На Первом Московском миссионерском съезде в 1887 году присутствовало около ста человек от различных епархий, от различных миссий. Сохранились протоколы этого съезда. Лидирующей была Казанская миссионерская школа. Хотя съезд этот назывался противораскольническим и основное свое внимание должен был уделять проблеме старообрядчества, именно Казанская миссионерская школа внесла основную струю в работу этого съезда. Миссионеры из большинства епархий и миссий очень много узнали об опыте Казанской миссионерской школы. В проблеме старообрядчества многое было неблагополучно, в частности, потому, что, оставив одну форму, старообрядцы во многих согласиях приходили в состояние фанатичных сектантов. Административные и полицейские воздействия не приносили никаких миссионерских плодов.

В 1888 году, после первого съезда, Синод разработал правила об устройстве миссии, способе действия миссионеров и пастырей в Церкви по отношению к раскольникам и сектантам. В епархиях вводилась специальная должность епархиальных миссионеров. Говорилось о том, что необходима помощь администрации, что государственный строй в опасности в результате расшатывания православных устоев народа и государства.

 

Второй миссионерский съезд (1891)

 

Он также был, с одной стороны, противораскольническим, а с другой, очень большое место в нем было уделено деятельности различного рода сект. Дело в том, что в XIX веке Российскую империю заполонили многочисленные секты. В южных губерниях особенную активность проявляли штундо-баптисты, молокане и другие секты протестантского толка. Цель съезда, как она была сформулирована, заключалась в выработке мер по духовному спасению православного народа от гибельного пути лжеучений.

С пламенной речью выступил Саблер, впоследствии обер-прокурор, в то время просто чиновник канцелярии Священного Синода. В частности, он сказал: «Враги Церкви стараются наступать на нас сплоченной ратью. Необходимо для ратоборцев православных единство мыслей и действий, нужна техника дела, плотная связь между собой в общем труде». Особенно он обратил внимание на опасность, исходящую от так называемых рационалистических сектантских учений — адвентистов, баптистов, духоборцев, штундистов, молоканов, субботничества, толстовцев, пашковцев. По его мнению, наибольшую опасность представляли баптисты-штундисты, которые не только насаждали рациональную веру баптистского типа, но и выступали против российского образа жизни, образа жизни крестьянина, вводили одежду, принесенную с Запада. Все это псевдодуховное просвещение, о котором мы теперь так много знаем, хлынуло тогда на Россию, когда она начала нравственно подниматься.

Этот съезд дал очень много и самим миссионерам, и для понимания Священным Синодом и обществом ситуации в миссионерском деле. В частности, было решено издавать Евангелие и Библию с подстрочными толкованиями и примечаниями, а также специальные противосектантские издания Св.Писания со специальными примечаниями, касающимися его понимания различными сектантами, — специально для баптистов, специально для молокан и т.д. Для внутренней миссии, которая была признана главной в то время, основная задача была сформулирована так: «Охрана Православия и всего народа от религиозных заблуждений и возвращение на путь истины от веры отпадших». На этом съезде, а также на последующих большую роль играл сотрудник Священного Синода Скворцов, который издавал деяния этого и следующих миссионерских съездов. Он, в частности, заявил на съезде, что «сектантские учения не только разрушают религиозные мировоззрения, но и расшатывают весь государственный строй, способствуют развитию противогосударственных течений и идей. В среду сектантов легко проникает атеизм и социализм».

 

Третий миссионерский съезд (1897)

 

Проходил съезд в 1897 году в Казани. На нем было представлено около 200 делегатов от епархий, миссий, церковных организаций, братств, монастырей, учебных заведений. На съезде были приняты некоторые обращения, в которых в том числе призывалось заботиться о крепости и спокойствии гражданского быта и гражданского строя. Среди сект особое внимание уделялось толстовству. Толстой с его последователями действовал как один из интеллектуально-духовных таранов, расшатывающих прежде всего интеллигенцию, и это движение становилось опасным для всего русского народа.

«Русское государство, — говорил Скворцов на этом съезде, — Православие и самодержавие — все это так органически тесно связано между собой, что все вопросы веры и Церкви у нас, на православной Руси, в то же время суть и вопросы государственные». Борьба за Православие становилась не только духовной, но и общественно-государственной задачей, поскольку Православие объединяло различные народы, составляющие многомиллионную Российскую империю.

К этому времени в прессе и печати усилились нападки на миссионерство. Миссионеры были и достаточно активны, и просвещены для того, чтобы ощущать глубокую тревожность положения. Вот взгляды на миссионерство из прессы того времени: «Миссия представляется в виде бесплотных словопрений о вере, миссионеры кажутся людьми странными, вольными художниками духовного ведомства. Миссионерство — это дело темное, лишнее и вредное. Миссионеры — это гасители просвещения, штаб опричников, шпионы правительства».

Положение в русском обществе конце XIX века было далеко не простым. Наступление на Православие шло уже очень активно как со стороны сектантства, так и со стороны атеистически настроенных социалистов. Съезд призвал русский народ, православное духовенство сплотиться в защите Православия и обратился к правительству с прошением издать законы, ограничивающие деятельность сект, ограждающие Православие от тлетворного влияния сектантов, в том числе признаваемых безнравственными. В это же время говорится и о многих причинах, которые способствовали проникновению сект в среду русского общества, а именно: тяжелом положении рабочих, отсутствии духовного просвещения среди них. Были приложены конкретные усилия: на больших заводах были созданы воскресные школы и просветительские православные центры, проводилась работа с детьми, с женщинами, с пожилыми людьми.

1905 год принес для Православия тяжелые испытания. Обер-прокурор Победоносцев ушел в отставку, были изданы законы о свободе совести, которые разрешили в Российской империи свободно действовать любым сектам. За этим сразу же следуют съезды: баптистов (Таврическая Губерния, 1905 г.; Ростов-на-Дону, 1906 г.; Санкт‑Пе­тербург, 1907 г.), адвентистов (Александров,1905 г.; Киев 1906 г.).

Проходили миссионерские съезды во многих епархиях. Так, в 1907 году в Нижнем Новгороде открылся миссионерский епархиальный съезд. На нем было признано, что новое законодательство не способствует укреплению православной веры в народе, что оно направлено против укрепления Православия и православного государства, что это законодательство и новые веяния угрожают великими потрясениями и тяжелыми последствиями русскому народу и русскому государству. К разряду сектантов съезд относил и атеистов и социалистов.

 

Четвертый миссионерский съезд (1908)

 

Съезд проходил в 1908 году в Киеве. Это было очень крупное собрание, на нем присутствовало около 600 делегатов, широко было представлено монашество и намечены конкретные пути возрождения Православия.

Четвертый Всероссийский миссионерский съезд закончился конкретными рекомендациями и планами противостояния духовному развалу Российской империи. Он призвал к укреплению Церкви и консолидации всех здоровых сил общества. В частности, было решено, что в семинариях вводится курс «Разбор и опровержение социализма», постановлено просить правительство об ограничении действия сект, которые можно признать противонравственными, типа хлыстовских.

 

Миссионерский съезд в Казани (1910)

 

В 1910 году проходил епархиальный съезд в Казани. Этот съезд имел статус по существу всероссийского. Направленность этого съезда — исламский прозелитизм, решение проблем татар. Из Туркестана приехал ученик казанского миссионера Ильминского, Остроумов, и вместе с ним обсуждались нужды Туркестанской Среднеазиатской миссии. Дело в том, что в Средней Азии положение было очень тяжелое. К тому времени отношения местных туркмен, узбеков и других среднеазиатских народов с Россией стабилизировались, а российское население в основном было примером и хозяйствования, и нравственности, и высокой культуры по сравнению с полукочевыми народами. Недавние еще эмираты, замкнутые для европейцев, распадались, христианская жизнь входила и в Среднюю Азию. Строились христианские храмы, население понемногу признавало превосходство русских и христианства. Однако это было недостаточно устойчивое течение, противостояние христианской проповеди поддерживалось не только местными исламскими муллами, но и силами извне, которые надеялись оторвать Среднюю Азию от России. Из Азии и даже из Европы поддерживались промусульманские антирусские течения.

           

Особая роль женщин

 

Особая роль на епархиальном съезде в Казани отводилась женщинам. Женщины — и как миссионерский пример, и как миссионер-проповедник, и как учители мусульман не только в духовном плане. В связи с этим при Братстве св. Гурия в Казани были учреждены женские богословские курсы. Особая роль в мусульманских областях придавалась женским монастырям. Как известно, в мусульманстве женщина имеет положение особое, неравное по сравнению с мужчинами, и временами там идут богословские диспуты о том, имеет ли женщина душу. В женских монастырях местных женщин учили сельскохозяйственным работам, рукоделию, им давалось простейшее образование, и это приносило большие плоды. Понемногу отношение к женщинам и отношение женщин к самим себе менялось.

И к Кавказу, и к Средней Азии были вынесены решения об обращении к правительству с тем, чтобы закрыть границу от турецких, персидских и иных эмиссаров, которые нарушали мирную совместную жизнь христиан и мусульман. Особую роль в этом вопросе играла местная знать: когда она переходила из ислама в христианство, ей давались некоторые привилегии. К тому времени все, кто уже имел эти привилегии, старались опять вернуться в ислам. Был поставлен вопрос о том, чтобы не забывать лишать привилегии местную знать, если она не хочет жить в христианстве, а возвращается в ислам.

 

Миссионерский совет

 

В 1913 году встал вопрос о том, что, с одной стороны, миссионерская деятельность идет достаточно успешно, а с другой, требуются очень большие усилия, чтобы преодолеть общую трудную духовную ситуацию. Было решено просить правительство о помощи, о том, чтобы часть начальных и средних школ перевести в миссионерскую систему с тем, чтобы усилить влияние и духовное просвещение среди детей и юношества. В 1913 году при Священном Синоде миссионерский отдел был превращен в Миссионерский совет, который возглавил епископ Финляндский Сергий, будущий Патриарх всея Руси. Это назначение было неслучайным, поскольку он в качестве миссионера был в Японии (помощником архиепископа Николая Японского) и был одним из образованных и просвещенных архиереев, постоянно интересовавшихся не только миссионерскими проблемами, но и вопросами духовного просвещения. Финляндия в то время принадлежала России, и в Финляндской епархии стоял вопрос о православном просвещении финнов.

Миссионерский Совет был призван содействовать в миссионерской работе архиереям, созывать миссионерские съезды, организовывать курсы, школы, помогать и руководить подбором миссионерских кадров. Чуть позже начал выходить «Церковный Вестник», периодический печатный орган Миссионерского Совета. Согласно постановлению Священного Синода и утверждению императора было принято, что председатель этого Совета ежегодно докладывает императору о состоянии миссионерского дела в России. В начале 1917 года Совет был преобразован в Совет по укреплению и распространению православной веры при Священном Синоде. Этот новый Совет также возглавлялся архиепископом Сергием.

Началась Первая мировая война. Несмотря на все ее трудности, Православная Церковь продолжала миссионерскую работу. Во время войны миссионерские съезды не проводились. Наконец в 1917 году обер-прокурор Священного Синода князь Львов дал разрешение на созыв Пятого миссионерского съезда.

 

Пятый миссионерский съезд (1917)

 

Пятый Всероссийский миссионерский съезд, который стал последним в истории Российской империи, проходил с 25 июля по 5 августа (по ст. стилю) 1917 года в Херсонской губернии, в Бирюзовском миссионерском монастыре. Этот монастырь, как и многие южные монастыри, имел противосектантскую направленность и выполнял задачу защиты от протестантского и католического влияния, идущего с Запада. В монастыре существовала миссионерская семинария. Во главе съезда оказался митрополит Платон, который был изгнан с Кавказа, где с самого начала 1917 года начались страшные националистические движения и тут же возникло движение за отделение Грузинской Церкви от Русской.

Митрополит Платон приехал в Бирюзовский монастырь, где был с почетом встречен, и очень многое определил на этом миссионерском съезде. Делегатов на съезде было 93; архиереи были следующие: председатель — митр. Тифлисский, Экзарх Кавказский Платон, архиепископ Херсонский и Одесский Назарий, архиепископ Таврический и Симферопольский Дмитрий и архиепископ Кишиневский Анастасий, епископ Екатеринославский Агапит, епископ Никодим и епископ Гермоген.

Кроме всех миссий, были представлены миссионерские братства и монастыри; епархии были представлены своими епархиальными миссионерами. На пятом съезде действовали следующие секции: по старообрядчеству, по рационалистическому сектантству, по мистическим сектам, по инославию, по атеизму и неверию, по организации миссии и изысканию материальных средств, по преподаванию миссионерских предметов в духовных семинариях. Главным вопросом был вопрос о быстром распространении сектантства, к которому в то время относили атеистические и социалистические течения всевозможных толков.

Другая направленность — проблема мусульманства на юге (в Крыму), Предкавказье, Ставропольском крае, Средней Азии. К этому времени сектанты очень оживились, проводились даже сектантские собрания с широкой рекламой, чего раньше не наблюдалось.

В своей речи на съезде митрополит Платон сказал: «Сейчас мы имеем свободу. Но добро будет лишь, если Русь будет православной, святой Русью. Миссионерский крест — это мученичество, к мученическому подвигу зовет нас Господь. Зараза неверия разливается, новый закон вероисповедания (полная свобода всех и вся) — горе всей Руси. Не надо бояться, надо громко говорить о своих правах. В Киеве чествуют униатов, тесно сплоченными флангами идут сектанты, социалисты. Нам понадобится учредить своего рода миссионерский Орден, надо идти повсюду в народ. Мы сильнее своих врагов. Разве вы не знаете, что семинаристы часто образованнее ученых ксендзов? Мы материально бедны, но да поможет нам Бог!»

Интересным был пленарный доклад о. Николая Чепурина, епархиального миссионера из Петрограда. Назывался он «Миссионерская работа в прошлом и настоящем». Это был молодой священник из Петербурга, имевший огромный опыт работы, очень умный и образованный, понимавший, в какие испытания входит Церковь. Ему суждено было прожить трудную и долгую жизнь. Он был в заключении, а после войны стал первым ректором духовной семинарии и академии в Москве.

 

Резолюции съезда

 

Резолюции съезда касались вопросов протестантизма, единоверия, церковной миссии в приходах, в уездах и епархиях. По этим вопросам были намечены конкретные пути борьбы. Особо отмечалось, что современное положение Церкви, обуреваемой иноверием, инославием, сектами, расколом, неверием, социализмом требует высшего напряжения миссионерских сил Церкви и самого широкого развития и укрепления специальных миссий. Отмечалось, что огромный вред Церкви будет принесен тем, что Священный Синод закрыл штатные должности епархиальных миссионеров. Особое внимание уделялось постановлению Временного правительства и цирк. № 309 (от 19 июля) училищного совета при Священном Синоде о передаче церковно-приходских школ в систему народного образования. «Съезд признает постановление Временного правительства архивопиющей несправедливостью по отношению к Церкви, а циркуляр — показателем продолжающегося государственного засилия в Церкви».

Было постановлено, что должны быть введены следующие предметы в средних и высших богословских заведениях: история учения старообрядчества, история учения сектантства, история инославных исповеданий, сравнительное богословие и история православной миссии.

Пятый миссионерский съезд закончился обращением в Священный Синод с просьбой разрешить представительство миссионеров на готовящемся Поместном Соборе от миссий. Это представительство было утверждено, на Соборе были избраны делегаты на Поместный Собор (на Съезде было избрано 10 человек), и 15 августа он начал свою работу. Все добрые конкретные пожелания, несмотря на общий развал и анархию, перешли с этими делегатами на Собор.

Роль миссионерских съездов была очень большой, потому что наша православная Церковь жила без Соборов, были только епархиальные съезды. Миссионерские съезды, как съезды наиболее активных и деятельных православных священников, мирян и епископов, в какой-то мере восполняли этот недостаток жизни Православной Церкви. На них обсуждались все основные проблемы жизни Церкви, и они способствовали подготовке к Поместному Собору 1917 года.

 

Денис Михалев

 

Забудь, сколько можешь, совсем о себе, и да живет в душе твоей одна любовь к Богу.

 

Св. Никодим Святогорец

 

НАШ ОПРОС

Если бы Господь пришел в мир сегодня, о чем бы вы Его спросили?

7%
[211]

4%
[121]

71%
[1901]

16%
[430]

Всего проголосовало:
2663 человека

Почему существует зло?
Когда наступит Конец Света?
Мне не о чем особенно спрашивать. Важнее попросить о прощении своих грехов
Как же выполнить все то, что Он нам заповедал?

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Задать вопрос

 

КАЛЕНДАРЬ
церковный православный
и памятных дат
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
             
             
             
             
             
             

 

ФОТОЛЕТОПИСЬ

Фото 5

 

ХРАМЫ ЕПАРХИИ
интерактивная карта
 

главная  |  о нас  |  православные новости региона  |  газета "спас"  |  вопросы и ответы

духовные размышления  |  комментарии к библии  |  православная библиотека  |  фотолетопись  |  радиопрограмма "спас"

почтовая рассылка  |  храмы калининградской епархии  |  епархиальное управление и отделы  |  архив новостей  |  образовательный мультисловарь

Видеоархив  |  Социальное проектирование

Rambler's Top100

E-mail: ubrus@inbox.ru

© 2005-2029 www.ubrus.org

При любом использовании материалов и новостей данного сайта, гиперссылка (hyperlink) на www.ubrus.org обязательна.